Искусство разделять жилое пространство издавна было распространено у кочевых народов. Как ни странно, живя по принципу «все свое ношу с собой», кочевники умело пользовались возможностями легких перегородок. Обычно палатки делились на зоны при помощи ковров и плотных кожаных занавесей, подвешенных к опорным конструкциям. Тем самым не только создавался уют и приватное жилое пространство, но и экономилось тепло или создавалась защита от излишней жары.

Древние скандинавы в своих «длинных домах» делали специальные спальные ниши, которые отгораживались от общинного помещения при помощи тканых или выделанных из кожи занавесей. Таким образом достигалась необходимая приватность и сохранялось драгоценное тепло.

Славяне всегда делали внутренние перегородки в домах деревянными. Впрочем, основное деление избы на зоны достигалось при помощи знаменитой русской печи. За печью устраивалась чистая горница, сама же печь служила одновременно и кухонной плитой, и стеной, и спальней. Благодаря этой уникальной конструкции даже в нашем суровом климате в домах всегда было тепло. Для того чтобы пространство на самой печи отделить от горницы и кухни, обязательно вешались плотные занавеси из домотканых ковриков.

Истинных же высот искусство деления помещений достигло на Дальнем Востоке. И по сей день японцы, китайцы и корейцы зонируют жилье при помощи легких ширм (по-японски такая перегородка называется фусума). По мере знакомства европейцев с азиатской культурой разнообразные ширмы и экраны стали входить в моду и на Западе. Изящные сооружения из шелка и бумаги на легком бамбуковом каркасе были в ходу в галантном XVIII веке, более строгие, резные, деревянные ознаменовали викторианский колониальный стиль.

Подлинным расцветом легких стен стал рубеж XIX и ХХ веков. Эпоха модерна привнесла в интерьер кованый металл и стекло. Изящные складные экраны с причудливо орнаментированными поверхностями стали отличительным штрихом салонов и светских домов. Увы, после Первой Мировой войны ширмы и легкие перегородки ушли на второй план, став функциональной и безликой принадлежностью «присутственных мест» - контор, больниц и банков. И лишь в конце пятидесятых годов о них снова вспомнили.

Яндекс.Метрика